Собственный кошмар — Наследственность варикоза

Татьяна работает стилистом. Ее творчество востребовано. В салоне всегда на очереди новый клиент. Приходится целый день быть на ногах. В 24 года она собиралась открыть собственное дело и вот неожиданность, дорогу «перешел» варикоз. Он поставил жирный крест на карьере. Возможно, поставил, потому что Татьяна, по началу, не собиралась сдаваться и, тем более, расставаться со своей мечтой.

Борьбу с «внутренним врагом» она начала с посещения флеболога. Врач измерил давление в венах, прописал лекарства и гели для ног, порекомендовал носить компрессионные чулки. Лекарства, в смысле таблетки, из стандартного набора, назначаемого при варикозе. Татьяна пила их, как и рекомендовано, курсами. Ничего плохого про них сказать, как и ничего хорошего, она не может. Дело в том, что вены продолжали ухудшаться. Компрессионный трикотаж Татьяна носила через силу. Больше 4 – 5 часов не выдерживала. Сами понимаете, синтетика на теле: ноги потеют, чешутся – раздражает это все, слов нет передать. А спортом в них заниматься вообще невозможно. Татьяна искала хлопчатобумажные колготки, но их в продаже не было. И постепенно она махнула на болезнь рукой. Сейчас ей 30 лет. Три года назад родила ребенка. Вены стали просто невыносимыми, вылезли новые. Закономерен вопрос, почему Татьяна так запустила болезнь, пошла у нее на поводу.

По правде сказать, варикоз не причиняет ей особых неприятностей: вены не болят, ноги не чешутся, отеки не мучают, узлов нет. Но внешне неприятно ощущать, что узлы проступают у тебя на руках, на ногах и груди. А недавно они появились вдоль мышц пресса с обеих сторон.

Одно время (в течение четырех лет) Татьяна занималась восточными единоборствами, а сейчас ее увлечение степ-аэробика в группе средней интенсивности. Без спорта Татьяна не может. Да и что толку, если вены все равно и без него портятся. А занятия приносят ощутимое улучшение. Татьяна много читала о варикозе и знает, что болезнь эта неизлечима: просто вены удаляют хирургическим путем или склеротерапией (что, в принципе, все равно выводит сосуд из «оборота»). Она с ужасом думает, что ее рано или поздно ждет замена глубоких вен на искусственные сосуды. Перед глазами пример отца. Ему уже 60. Вены у отца, как жгуты на ногах и по всему телу. Ко всему он занят на тяжелой работе. Операции не делал.

Татьяна в сомнении, что делать ей. Конечно, она планирует удалить выпятившиеся вены. Но уверенности в благоприятном исходе нет. Ну, раз удалит, два, три… А потом что делать? Что будет с кровотоком? К тому же она не собирается отказываться от аэробики и беговой дорожки. На боди-байк она не ходит из-за вен, аквааэробика – не нравится, так как частые посещения бассейна создают проблемы с кожей. И в то же время хочется быть в форме, не отставать от ритма здоровой жизни. К флебологу ходить она «завязала».

Что ответить Татьяне? Ситуация ее не столь угрожающая, как она себе представляет. Татьяна права – варикоз болезнь хроническая. Но, к примеру, склеротерапия это не просто склеивание вен, а расширенных, подпорченных варикозом вен. А это говорит о том, что именно больные вены – слабое звено кровеносной системы выводится из работы. Кровоток распределяется по другим маршрутам. И главное, что кровь не застаивается, а работает, как ей положено. И это только благо для организма. Так как он избавляется от «обратной тяги» в венозных сосудах, усугубления стенок и отеков. К тому же склеротерапия безболезненнее, чем хирургия.

А вот насчет искусственных сосудов – это конечно преувеличение, чистейшей воды фантастика. Глубокие вены подводят нас очень и очень редко. Так что от собственных кошмаров следует освобождаться, как поется в «Интернационале» своею собственной рукой.

Лечение не следует прерывать ни в коем случае. Не нравится один флеболог, найдите другого. Это не причина забросить лечение. Варикоз наносит свои удары педантично, размеренно, непрерывно. Ответьте ему такой же тактикой. Клин, как говорится, клином вышибают.