Шахматный ход — Отличные статьи на тему болезни вен

По-белому завидую всезнайкам. У них все четко расписано: знают кто, в каком колене, чем болел. А здесь приходишь на прием к врачу, и стыд гложет – плохо знаю свою родню. На вопрос: чем болела ваша мама? Не могу ответить. С детства помню, когда бы не проснулся, мама уже на ногах, по хозяйству хлопочет. На плите что-то шкварчит и кипит, на дворе живность накормлена, белье на веревке развевается. А вот был ли у нее варикоз или тромбофлебит – не заметил, не уследил. А уж у ее мамы, т.е. моей бабушки и подавно… Потому как мама с двух лет сирота, с шести – в няньках, с 14-ти – на шелкомотальной фабрике. Как я понимаю, некогда ей было болеть.

То же самое с отцом. Что на танке пол-Европы «отмотал», что плечо осколками разворочено – знаю, видел. Что всю жизнь шофером проработал и не таксистом, а на бензовозе через пески на Каракумский канал топливо доставлял, а потом на городском пассажирском автобусе – это запомнилось. А болел ли он профессиональной болезнью шофера – не доложил мне отец, не посвятил в «тайну».

Вот и получается, что связать мой варикоз с моими родителями я объективно не могу. Не получится возложить на них ответственность за мою венозную клапанную недостаточность. Приходиться мне самому с собой разбираться. Во-первых, мне следует найти причину. Потому как без нее лечить следствие, вы сами понимаете, пустая трата времени. Но чтобы вообще что-либо искать – надо знать существо вопроса. И вот по разным книгам, разговорам, советам и консультациям мало-помалу восстановил я портрет этого злодея, имя которому варикозное расширение вен. Визуально я сейчас не только со своими «удавами» и «змеями» разбираюсь, но и другому кому посоветовать что могу. Раскопал я его подноготную по самый Интернет. Но причину своих болячек так и не установил. Видимо не глубоко копал, не внимательно. Повод он ведь может быть незначительный, неприметный. А когда эта «дура» на венах себя в полный рост покажет, трудно навести мостки до того места, от которого она так прытко до меня допрыгала.

Но я навел. И горжусь этим. Не из-за того, что я такой умный, такой догадливый, а что моя история кому на пользу пойдет. Лежу как-то ночью, детство вспоминаю. И в жар меня словно бросило. Увидел, значит, я себя со стороны в классе пятом или шестом. Сижу за письменным столом уроки делаю. И надо же такому быть, даже почувствовал, как я в том времени сижу. Вот тут меня и колыхнуло. Вспомнил я про ноги и все понял…

Привычка ко мне в детстве пристала, как оказалось дурная и вредная для здоровья. Не знаю от чего, стал я, готовя уроки, ногу на ногу класть. Казалось мне, что думается легче. А может и не потому вовсе. Может быть, вначале бессознательно ногу то закидывал, пока не привык. А уж потом, когда обращал внимание и убирал ногу, чувствовал неудобство. Так и явилась на свет собственная теория, что если нога на ногу, то лучше мыслиться (в смысле удобнее сидеть). Вот и досиделся до варикоза.

Когда я все это со стороны увидел, у меня волосы на голове встали. Сам не знал и никто не подсказал. А, собственно, кто мои ноги под столом мог заметить. Родители в комнату, конечно, входили. А что видели? Прилежного сына, который уроками занимался. Если бы я на ушах стоял или по стенке ходил, или, на худой конец, ногой шею обвил, тогда бы, куда не шло. Вот и получается, что судьба. А от нее, как говорится, никуда не денешься. Ногу (чаще левую) я не просто закидывал, это еще полбеды. Левый носок я умудрялся за правую ногу заводить. Получалось так, будто левая нога, вокруг правой, словно лиана, обвивалась. Ну, вот и дообвивалась.

Не помню уж, когда (совпало это с моей работой на строительстве нефтезавода) на левой стопе, а потом и выше появились расширенные вены. До этого они на руках, в основном, просматривались. Как внутривенно уколы делать или кровь брать, медсестры процедурные хвалили: какие у вас хорошие вены, в них с закрытыми глазами попадешь. Перехвалили или сглазили, одним словом. Но на ноге то, я и сам понял, радоваться нечему.

Я вот что думаю, не сказались ли еще и нагрузки. Ведь до строительства ничего не было (хотя студентами на картошку выезжали, мешки грузили, мало не покажется). А стройка в сердце пустыни велась. Летом жара несусветная. Температура в тени до 50 градусов, а песок и вовсе раскаленный. Ходишь по этому пеклу целый день, утопая в песке. Какие тут вены выдержат.

Стала левая ступня отекать, вены узлами, нога чешется спасу нет (и все больше по ночам). А потом и судороги появились. Чем лечили и кто, уже не помню. Да, и какие там врачи (поселок в пустыне, 100 км до областного центра), зуб заболел и то, как следует, не смогли выдернуть. Одним словом, эта страница моей варикозной истории затерялась.

Но вот что интересно, с высоты моих теперешних знаний, однажды варикоз взял да и перешел на правую ногу! На левой ноге расширенные вены исчезли, осталась незначительная сеть сосудов. Зато на правой – началось такое, чего не было на левой. Так и продолжается это по сей день. Причину неожиданного перескока ни один врач мне не объяснил. Может быть это медицинская сенсация, а я спрашивал рядовых специалистов, для которых это такая же неожиданность, как и для меня? Не знаю.

Порою я думаю, будь я медиком, все равно бы докопался до истины. Но медицина меня не увлекает. Мое призвание журналистика и писательский труд. Но болезнь то по-прежнему живет во мне, и я невольно о ней думаю. Сравниваю, анализирую, ищу новые источники информации, и вот к чему прихожу в своих логических размышлениях.

Если справедливо утверждение, что варикоз не излечим, что дальше – только хуже, что клапаны не восстанавливаются, то, как же это произошло? Ведь перескок варикоза с одной ноги на другую мог физически произойти только так: на левой ноге (неизвестно почему) клапанная несостоятельность исчезла, а на правой – (опять же неизвестно почему) она появилась. Если учитывать короткий промежуток времени, пока происходила эта рокировка варикоза, то объяснение одно – чудо. Мы реалисты. Оснований верить в чудо у меня нет: к ведуньям я не обращался, место жительства не менял (все произошло на строительстве), препараты неизвестные не применял. Жил себе и жил. И вот на тебе – появился у меня маленький пунктик. Не дает он мне покоя, не вписывается в классическую теорию. А раз так то есть у меня собственный аргумент и в споре с врачами, и в принятии решения. Варикоз у меня какой-то странный. То затихнет (вены спадут, чесаться перестану), то опять ноги отекают.

Однажды довел он меня дальше некуда, решил удалить. И не просто так решил, а познакомился как-то с одним хирургом. Выручил я этого человека в трудную для него минуту, ну и сказал он, что могу я на него рассчитывать, если что по его части со мною случится. Прищучил меня геморрой. К этому времени я уже знал, что эта «бяка» в близком родстве с варикозом состоит. Одного поля ягодки. Ну, и пошел я к этому хирургу за помощью. Он мне все по полочкам разложил, что и как. Лучше, конечно, геморрой прооперировать, на крайний случай – фуруцилиновые ванночки и свечи. Операцию мне уже однажды делали. По забывчивости один, самый нижний узелок не перевязали. Так вот это узелок меня постоянно и беспокоит. Рассказал я это моему знакомому, а он сказал, что делали мне допотопным, дедовским методом и сейчас все по-другому. Через 4 часа после операции я смогу отправиться домой. Но убедить меня было трудно.

Заговорили и о варикозе. На мой вопрос о «рокировке» этой гадости, врач ничего не смог ответить. А ведь умница и настоящий профи. Каждый год месяца по три у своих коллег в Питере и Москве мастерство шлифует, учебник по медицине из Кембриджа в подлиннике штудирует. Варикоз он мне тоже предложил удалить. Даже детали операции пояснил. Делаются два разреза: один на голени, а другой на бедре, чтобы вычленить участок поврежденной вены. А потом этот участок просто вытягивают из ноги и дело с концом. Знакомый пообещал, что операцию проведет под местным наркозом. И что домой я уду с операционного стола. Но обратил мое внимание на один момент. Чтобы быть в полной уверенности мне надо проверить проходимость глубоких вен. В моем городе это не делалось, и надо было ехать за 600 км. Возможно, это меня и остановило. Но информация запала в памяти и теперь, когда мне кто-то предлагает операцию, ни слова не говоря о глубоких венах, я знаю, что имею дело с шарлатаном, которому нужны только мои деньги.

И все-таки, почему я затягиваю операцию? Ну, проверил бы, для страховки, глубокие вены и чикнул бы поверхностные. Вот этот самый пунктик, с перелетом варикоза с левой ноги на правую, и не дает мне возможности решиться на операцию.

Масла в огонь подлила теория Коновалова, что все наши болячки имеют глубокие корни, и что традиционная медицина лечит безуспешно следствие, а не причину болезни. Вот, например, застой крови, как основной фактор риска варикоза. Как минимум, он имеет три скрытые причины: не благополучность работы сердца, патологические изменения в печени или селезенке. Если что-нибудь из этой троицы имеет место быть в организме, то все остальное: и физические нагрузки, и стояче-сидячая работа, и беременность – лишь провокаторы варикозной болезни. А в основном-то сплошь и рядом говорят о них. Их причисляют к главным виновникам варикозного безумия. Что же делать бедному крестьянину, то бишь, варикознику? Каждый решает это самостоятельно. Но для начала запаситесь знаниями, чтобы не слушать с открытым ртом и ложиться слепо на операционный стол.

У меня тактика уже сложилась. Наблюдать за моим кровным врагом и днем и ночью. Подмечать, как он реагирует на лекарства, которые ему подсовывают. И самое главное, ни на минуту не оставлять его в покое. Пусть он знает, что я тоже вцепился в него мертвой хваткой, что знания мои растут, а методы совершенствуются. Берегу печень, селезенку и сердце – чтобы помощь мне шла изнутри, из глубин моего организма. А на поверхности: контрастный душ как можно чаще, после него – гепариновую мазь или лиотоновый гель. Кстати, врач в поликлинике сказала, зачем вам лиотон, это же все равно, что гепарин, только дороже. Но я же проверяю, сравниваю. Да, дороже, но всасывается быстрее, через восемь часов в крови и воспаление узлов проходит заметнее. К тому же попробовал его на наружном геморрое – результаты удивили.

И вот что еще – не забывать двигаться. Как-то геморрой приковал к кровати дней на десять. И за это время, даже в лежачем положении вены бедра и голени стали побаливать. А походил, побродил и успокоились. Сейчас каждый день прогулка в обязательном порядке. И еще подъем ног, как подъем государственно флага – святое дело.

Вообще, если вы своей болячке не дадите жить спокойно, как и она вам не дает, то результат обязательно будет. Положительный, разумеется. И все-таки я не понял, почему варикоз сделал рокировку.